«Гараж купил за 4000$, на ремонт еще 500$». Гродненские энтузиасты о музыкальном хобби

24 октября 2018 в 08:02
Поделиться
Отправить
Класснуть

Недавно были на рок-концерте в честь Дня рождения гродненского рок-музыканта. Но Grodno.in этого мало. Наша журналистка сходила в «святые святых». Николай из группы «СпіноюДаСонца: Вышэй за зоры!» показал свою реп-точку.

Добралась в район Кургана Славы. Там находится одноэтажный машинно-складской «городок». Ребята подобрали и довезли к типичному гаражу на окраине... Эти несколько квадратов и есть реп-точка Николая. Все в мире относительно… Много или мало было вложено средств — тоже.

Николай Скрабец: Гараж я купил в 2014 году за 4000 долларов. Ремонт еще баксов в 500 влетел: пол был проломан. А дальше аппаратура, отделка для музыки — это уже не считал. Так в 2015 году открылись.

Настя — единственная девушка в коллективе — рассказала, что точка Николая по сути собрала нынешнюю команду.

Настя: Именно в том году все закрутилось. Я приходила на точку играть с разными группами. И с «Разбитым тарантасом», и с основной «бандой» нашего вокалиста Влада, которого сегодня здесь нет. Так все познакомились, потому что репетировали на одном месте. А потом собрались в одну группу.

Дерево и темные ковры на стенах для звукоизоляции и тепла. Небольшой диван, видимо, для посиделок и таких, как я, «нефункциональных» гостей, которые не помогут играть, но с удовольствием послушают. В углу есть свидетель, что жизнь здесь кипит: тарелка от ударов барабанщика покрылась трещинами и попала под «списание». От мощных колонок в маленьком помещении непривычно. Уши не закладывает, но погружение в музыку на 100%. Отвлечься на другие мысли не получается.

Где вы играли группой до того, как сделали свою точку?
Николай Скрабец: Ходили по платным, как все. Бедные студенты, школьники... Денег на аппаратуру не было.

Реп-точки в Гродно то появляются, то пропадают. Известных платных в октябре было три. Есть некоммерческие «гаражи», но их группы делают только для себя. Ценник у каждой реп-точки свой. Обычно от 10 рублей за 2 часа. Дальше дорогая аппаратура, большая площадь помещения и место в центре все решают.

Николай Скрабец: Дешевле я не видел.
Как много групп и как часто приходят на вашу точку?
Николай Скрабец: Нет каких-то «устойчивых показателей». Всегда по-разному. Были те, кто постоянно приходили, но год их почти не видно. Есть ребята, которые, наоборот, за этот год активнее стали ходить. Кавер-коллективы то репетируют, то не репетируют. И остальные чаще так же. Но первая группа, которая пришла ко мне на реп-точку, относительно постоянная. Раз в неделю ребята собираются в среднем. Если не придут в эту, то на следующей 2 раза играют.
Как относятся к реп-точке «соседи»?
Николай Скрабец: За 4 года никаких претензий не было. Есть завсегдатаи в гаражах, они сами рок слушают в магнитолах, поэтому их все устраивает. Шутят, что главное, чтобы здесь играли хорошо, потому что если им не понравится музыка, придут разбираться. Но пару месяцев назад появился один единственный чувак, который сказал: «Мне не нравится именно ваша музыка, сделайте потише!»
Как появилась идея отпраздновать свой День рождения сборным концертом?
Николай Скрабец: Идея «сплагиачена». Одну реп-точку в простонародье называли «Дом культуры имени Грека». Это было легендарное место. Туда приходили ребята по знакомству. Появилась своя фишка: они снимали реп-точку на ночь, когда у кого-то день рождения, и просто играли, выпивали. Потом начали приглашать на праздник группы с той же реп-точки, пришла гениальная мысль красиво все оформить. И получался сабантуй-полуконцерт. Когда строили объездную на Магистральной улице, реп-точка пошла под снос и «традицию» забыли. Я в последнее время праздную ДР в семейном кругу, чисто символически — тортик и салат Оливье. И мне захотелось сделать концерт. Тем более все совпало: это была суббота.

Спросила о других традициях группы и реп-точки. Ребята в шутку ответили, что у них есть только одна: дружно побить Колю перед концертом. Но на самом деле — репетировать именно в день выступления, хотя многим хватает прогона накануне и они предпочитают хорошо выспаться и отдохнуть. Перед концертом, а не заранее, «СпіноюДаСонца» решают, что надеть. Обычно выбирают «получерное а-ля похоронное бюро».

Посидела немного в атмосфере репетиции. Инструмент каждый настраивает сам, но отдельные моменты в музыке обсуждаются коллективным мозговым штурмом. Барабанщик просит клавишницу записать случайно нажатый звук. Гитарист спорит с басистом, что «здесь играется два раза, а не один». Темп выбирают вместе. Потому что на барабанах можно и быстрее, но остальным не удобно: «Влад тебя проклянет, он не успевает выговаривать по-английски». Главное, что все непринужденно и в потоке бесконечных шуток.

В перерыве решила получше познакомиться с ребятами. Вышли из гаража подышать воздухом и поболтать немного.

Николай Скрабец: Мне 28 лет. Я женат, дочке почти 2 годика. Я простой рабочий, делаю котлы отопления, а в свободное время — концерты. В 15 лет начал играть на гитаре в музыкальном кружке. Возле универсама Брест находится тот ДК — «Спутник». Даже грамота есть за первый год обучения (смеется). Пробовал еще петь, на скрипке делал 2 ноты пи-и-и-и-у, одну песню на клавишах выучил. Мне прикольно было. Через полгода меня пригласили в первую группу на барабаны, потом я играл на бас-гитаре. В первом составе «СпинойДаСонца» тоже на басах был. Но состав развалился, и я решил так: текста пишу сам, музыку тоже. А если мелодию придумываю все равно на гитаре, умею ее играть, то зачем искать человека, который разучит гитарную партию? И себе потом писать басовую партию? Проще самому играть на гитаре, и дать Жене (бас-гитаристу — прим. ред.) «скелет», чтобы он свое придумал, затем Настя (клавишнице — прим. ред.) свое... Так остался на гитаре играть.
За сколько гитару купил?
Николай Скрабец: В конце-концов за недорого. Точная сумма — коммерческая тайна (смеется). Но я ее наклеечками обклеил. Теперь она стоит «троха» дороже (смеется).

Дальше решила немного разузнать о Насте.

Как я знаю, ты единственный человек в группе с оконченным музыкальным образованием?
Настя: Да. У меня средне-специальное. Мне 21 год. Недавно стала «тунеядцем», пока что осень 18 года у меня безработная. До этого была учителем. И работа, и хобби связаны с музыкой, у меня ее очень много в жизни. Иногда хочется в чем-то другом попробовать себя. Поэтому я учусь на заочном в университете культуры не на музыкальной специальности. Выбрала «Культурологию».
Николай Скрабец: Все работают на разных работах. Музыкой мы пока не зарабатываем. Еще музыкальное образование по классу барабанов есть у Сергея. Но оно не законченное.

К беседе подключился басист Женя:

Женя: и у меня неоконченное.
Николай Скрабец: Да, у Жени 4 класса церковно-приходской школы не окончены. Он сегодня на 2 делил и ноль получил (смеются). Женя, ты вообще по жизни «хто»?
Женя: я б тебе, Коля, сказал, если б не диктофон (смеется). Мне 32 года. Я водитель. Женат, у меня двое детей.
Женя и Коля, у вас у обоих уже семьи. Я часто слышала: не получается совмещать семью и рок-музыку. Это правда?
Николай Скрабец: Когда я с женой только познакомился, сказал, что музыка — это половина моей жизни. Если согласна — ок, если не согласна — не надо даже встречаться. В ДК имени Грека столько классных музыкантов было, но все женились, у всех началось: семья, дети, подгузники, бытовуха, на музыку нет времени. Процентов 70 уже не играет, а 30 — еще не женились.
Настя: Это для самых стойких.
Женя: В первой группе, где я начал играть 12 лет назад, так и было. Приехала журналистка из Польши брать интервью для дипломной работы. Познакомилась с лидером команды. Он уехал в Краков, женился на ней и остался на ПМЖ. И у нас не стало группы. А мне семейная жизнь не мешает. Я цвету и пахну. Когда я женился, еще, помню, мамонт ходил (смеется). Жена привыкла к моей музыке за эти 10 лет. У нее в этой ситуации вариантов нет — только принять таким, как есть.

Барабанщик Сергей сложил палочки и присоединился к нам.

Мне рассказали, что ты бросил музыкальное образование. Сколько тебе лет? Чем занимаешься сейчас?
Сергей: Мне 31 год, работаю в частной строительной фирме.
Николай Скрабец: На лопате (смеется).
Сергей: Нет, не на лопате (смеется). Я специалист, инженер.
Как и почему ушел из музыки?
Сергей: Окончил гродненский колледж в 2011 году, и поступил в Минск на ударные в академию музыки. Мне не удалось пройти на бюджет, и я считал несправедливым, что родители оплачивали учебу. 2 года отучился и забрал документы. Это связано с личными моментами, много всего произошло тогда. Сначала у меня была потребность, как в воздухе, постоянно играть, совершенствоваться. А потом она пропала, исчезла. Я вдруг осознал, что начал любить себя в музыке больше, чем музыку в себе. Сейчас я учусь на 5 курсе заочки, для работы получаю диплом факультета экономики и управления.
Сейчас много групп появляется, много разваливается… Или так только кажется?
Николай Скрабец: на самом деле все идет волнами. То много групп, то затишье. Я давно в музыке. И по концертам вижу: был ДК имени Грека — концерты там (вау — прим. редакции), если не каждую неделю, то раз в две. Потом ДК развилось так, что начали приглашать туда даже известные группы из Беларуси и России. Была движуха (хорошо отдыхали — прим. редакции). Потом развалили ДК Грека и затихло все.
Женя: В ДК тогда просто собрался «костяк» нашего возраста, плюс-минус пару лет. Все эти ребята до сих пор «варятся», просто перетасовываются. Обрати внимание на концертах: уходит группа, а вокалист или барабанщик остается. Это нормально? Я считаю, что нет.
Настя: В кавер-группах точно так же.
Николай Скрабец: Но у меня на точку ходят совсем молодые группы, это хорошо, что они появляются.

Докурив сигарету, Коля повел всех обратно на реп-точку. Потому что расслабляться нечего.

За музыкальными событиями следите в нашей афише.

Ирина Рахманько для Grodno.in. Перепечатка текста и фотографий запрещена без разрешения редакции:

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Чтобы комментировать, .