«Они приехали не ради гонорара». Гродненский джазмен Александр Кравчук провел вторые Джазовые истории

9 октября 2018 в 10:32
Поделиться
Отправить
Класснуть

Александр Кравчук делает традиционными Джазовые истории. Он планирует каждый месяц приглашать музыкантов в Гродно. На этот раз приехал минский City Jazz Quartet, где на барабанах — бывший участник Ляписа Трубецкого. Журналистка Grodno.in сходила на концерт и успела поговорить с джазменами. Вкусный синтез репортажа и интервью — для наших читателей.

По пути к музею религии заметила: погода действительно стала теплее. Увидев афишу, с уверенностью зашла в дворик. Пока ждала «Александра и компанию» — минских джазменов City Jazz Quartet — лицезрела забавные ситуации. Мужчина и женщина спокойно зашли в здание и обратились к работникам музея — хотели купить билеты. Им ответили, что билетов нет уже неделю, все раскупили. Разве что доставить 2 стула, если очень хочется попасть на концерт. Запомнилась энергичная бабушка, которая привела двух внуков. Мальчики слушали на телефоне зарубежный реп. Но перед входом выключили. Потом, в зале, я заметила, что парни слушали джаз вдумчиво, и на лицах не было налета скуки.

Вскоре пришли джазмены. И во время предконцертного перекура мы поболтали о музыке и джазе в Гродно.

City Jazz Quartet существует больше 5 лет. Из них 3 года ваш коллектив гастролировал по Африке. Чем отличается публика там? В чем особенность именно гродненских зрителей?
Алексей Крышталь: В Гродно я впервые, поэтому смогу узнать это лишь на концерте. В Африке у нас была в основном европейская публика. Она лучше знакома с джазовой музыкой, разбирается. Но в Беларуси аудитория не хуже. И она растет благодаря таким энтузиастам, как Саша (Кравчук — прим. редакции).
Часть композиторов любит заимствовать что-то из музыки других народов. Наверняка, во время заграничных гастролей соприкасались с чужой музыкальной культурой. Что из белорусских мотивов может быть интересно композиторам из далеких стран?
Александр Кравчук: Нужно спросить у композиторов из этих стран. Мы играем немного другое.
Алексей Крышталь: Джаз тоже академическая музыка. Она универсальная, хотя не везде одинаковая. Но джаз и в Африке джаз.
Александр Кравчук: Мы лишь вносим белорусский колорит в музыку, которая родилась в Америке.
Алексей Крышталь: Белорусская музыкальная культура — часть европейской. В 20 веке появились модные композиторы, которые занялись народными мотивами, тот же Игорь Лученок. А, например, Манюшко — типичный европеец своего времени.
Джаз — свободен. Он впитывает все, что только может. «Заимствования» — это хорошо?
Александр Кравчук: Это нормально. Мы разговариваем на «музыкальном языке», «общаемся». Это не просто подсмотреть и скопировать, а коллективное творчество и обучение.
Не так давно Виктор Дробыш, известный поп-продюсер, сказал, что английский язык — главная проблема для исполнителей СНГ в том, чтобы выйти на зарубежье. Жуткий акцент перечеркивает все перспективы. Джаз обычно поют на английском…
Алексей Крышталь: Тут проблема в том, что музыка Виктора Дробыша может быть востребована только в СНГ. А джаз — музыка вечная и универсальная.
Александр Кравчук: А: И английский универсален.
Александр Сторожук: Все зависит от конкретного исполнителя и его владения языком. У нас в каждой деревне свой диалект. И разные англоязычные народы разговаривают на английском по-разному. Нет какого-то идеала в языке. Поэтому фокусироваться именно на нем не стоит. Изначально джазовая музыка вообще инструментальная. На многие известные темы тексты появились значительно позже. Только мюзиклы и песни для кино сразу имели текст. Для многих джазовых исполнителей английский не родной. Сколько одних только французов! Поэтому не важно, что есть скандинавский, польский или другой акцент. Главное донести суть.
Александр Кравчук: Поначалу писали тексты на английском, потому что родина джаза — Америка — англоязычная. Сейчас в России, например, известен саксофонист Игорь Бутман. В его оркестре и джазовом клубе поют это направление на русском языке. В Беларуси Павел Аракелян, Крамбамбуля популяризируют наши традиции и язык, объединяя с другими направлениями.
Слышала мнения, что в Гродно небольшие музыкальные мероприятия проходят интереснее, чем масштабные. Согласны с этим?
Александр Кравчук: Нет. То, на какое количество человек мероприятие — на 80 или на 300, никак не отражается на поведении музыкантов на сцене.
Александр Сторожук: Меняется не содержание, а формат.
Александр Кравчук: Публика воспринимает все площадки. Только, когда она приходит на малые, настроена немного по-другому. Ждет немного камерную музыку, домашнюю уютную атмосферу. А когда идут на оупен-эйр, понимают, что там можно будет погулять, выпить кофе, поговорить в тот момент, когда меняются картинка и музыкальный фон.
Александр Сторожук: Известные джазовые клубы в Нью-Йорке, Сан-Франциско или Чикаго рассчитаны на 150–200 человек, не больше. Джаз выходит на большие площадки, когда туда приглашают джазовых звезд мирового уровня — с успешными альбомами, Грэмми. Есть формат большого оркестра. Здесь, в музее, он бы не поместился, потому что требует звука — нужен большой филармонический зало на 500–1000 мест. Сегодня комбо-состав, квинтет: нас — четверо, плюс Саша.
Алексей Крышталь: Не забывайте, что джаз — музыка незрелищная. Это не рок, который собирает только на домашнем концерте тысячу зрителей.
Александр Кравчук: Есть свой кайф от больших и от малых площадок. Когда мы встречаемся на больших площадках — нас много, мы рады друг друга видеть, между собой играем, общаемся. А на маленьких площадках это немного интимное общение со зрителем.
Алексей Крышталь: Как с любимой женщиной (смеется).
Какие изменения в вашей музыкальной сфере заметили за последний год?
Александр Сторожук: Изменений я особо не заметил. Джаз у ратуши в Минске, джазовые концерты Михаила Финберга — это повторяется. Приезжают на гастроли интересные зарубежные исполнители. Есть Саша в Гродно и еще один энтузиаст в Жодино. Иногда мы своими силами что-то в Минске проводим. Администрирования постороннего нет. Около 90% концертов — это поп-музыка. А мы знаем, что занимаем свою нишу 4-5%, и слава богу, что люди приходят на концерты, и мы с удовольствием играем. Я лично делаю это для себя. Мне давно нравится жанр. Но я играю сессионно в разных проектах. Играю с «Александрой и Константином» в ноябре.
Александр Кравчук: Ребята приехали сюда не за деньги. Это очень важно. Они джазовые патриоты — приехали сюда ради самой музыки, ради джаза и ради гродненской публики. Гонорар такой смешной!
Гродненская публика больше любит инструментальный джаз или когда есть еще и вокал?
Александр Кравчук: Она любит традицию, мейнстрим. Когда появляется вокалист или вокалистка, народу становится интереснее. Потому что есть голос. Программа идет легче. Но сегодня солирует и Рома, и я. Мы разные и мы меняемся. За счет этого будет разнообразие.
Алексей Крышталь: Голос — это идеал, эталон, то, к чему надо стремиться на каждом инструменте.
На какие мысли навел первый «Джазовый вечер»?
Александр Кравчук: Выступали гродненские ребята. Мы не ожидали, что будет такое количество гостей! Я рассчитывал, если честно, на 100–150 человек. Но никак не за 200. Порадовала атмосфера. Было тепло, хорошая погода. Этот фактор тоже нужно учитывать. Все-таки открытая площадка. Если бы пошел дождь…
Алексей Крышталь: Обратите внимание — сегодня джазовый концерт и снова хорошая погода. Мне кажется, гродненский облисполком должен обратить на это внимание, и как только тучи — сразу проводить джазовый концерт (смеется).
Александр Сторожук: Теперь они знают, кому звонить (смеется).
Какие планы на будущее?
Александр Кравчук: Вперед я забегать не хочу, но новые люди однозначно будут приезжать. 4 ноября следующий проект. Туда приедет саксофонист из Гомеля — Алексей Болотников. Мы сыграем музыку британского поп-рок исполнителя Стинга в джазовых аранжировках. Добавим немного свежего звучания, а не классического, традиционного, как сегодня. Попробуем клубные, молодежные ритмы. Народ после проектов общается между собой. Я слышу разную критику. Но в основном им нравится, и с каждым проектом их больше. Это говорит о том, что мы делаем все правильно, находимся на верном пути.

После разговора отправилась в зал. Хрустальные люстры наполняли помещение светом в оттенке шампанского. Комната казалась относительно небольшой, но 80 стульев уместила. Прошло немного времени, пока все зрители заняли свои места и к ним вышли джазмены. City Jazz Quartet в костюмах был другим, чем до начала. Все-таки сцена раскрывает все грани личностей музыкантов. В программе была музыка Майлза Дэвиса, Джо Хендерсона, Гайя Вуда, Батиста Эрбена, Грина Хеймана и Тэдда Демерона. Александр Кравчук рассказывал интересные факты и истории о композиторах и их произведениях. Небольшой ликбез помогал тем, кто решил прийти на джаз-концерт интуитивно, лучше понять произведения.

Но «случайным» зрителям тоже нравилось. Возможно, многие из них станут неслучайными. Движимые только лишь внутренним ощущением, они либо скромно двигались в такт, либо уносились своими мыслями далеко-далеко... Особых ценителей было видно невооруженным глазом. Одни перебирали пальцами, другие почти танцевали в конце зала — душе не сиделось на месте. Оказалось, что эти ребята из Витебска и других городов. Они признались, что очень завидуют гродненцам, что у нас есть каждый месяц джазовые концерты и есть человек, который их организует.

Полуторачасовой концерт не вместил весь порыв музыкантов. Александр Кравчук поблагодарил всех, кто был сопричастен к организации мероприятия, и всех зрителей. И квинтет еще минут 20 играл свободную импровизацию. Когда все закончилось, хлынул дождь... Может, это знак? И Гродно любит джаз больше, чем остальные города Беларуси?

За остальными событиями следите в нашей афише.

Ирина Рахманько для Grodno.in. Перепечатка текста и фотографий запрещена без разрешения редакции:

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Чтобы комментировать, .