«В апреле были напуганные, а сейчас реанимация заполнена»: как в Беларуси дела с коронавирусом и надбавками медиков

21 октября 2020 в 10:53
Поделиться
Отправить
Класснуть

Весной мы внимательно отслеживали ситуацию с коронавирусом и надбавками врачам в Беларуси, но летом это отошло на второй план, пишет «Комсомольская Правда». Напомним, с конца марта работникам учреждений здравоохранения стали постепенно вводить доплаты за работу с коронавирусными больными. Хотя поначалу справедливыми их назвать было сложно: к примеру, врачи получали доплаты, а водители скорых — нет. В середине апреля вышел указ о материальном стимулировании работников, который расширил список тех, кому положены надбавки. Но и тут система начислений была странной: в одной больнице врачам платили одинаковую сумму вне зависимости от количества пациентов с COVID-19, в другой сумма надбавки зависела от количества смен и контактов с больными.

К осени многое изменилось, стабильным осталось только количество умерших на уровне 2–5 человек в сутки.

Фельдшер больницы скорой помощи в Витебском райцентре рассказывает, что к лету деньги стали платить исправно. С надбавками у женщины в сентябре вышло 1313 рублей, без них было бы 850. Единственное но: если медик контактировал с пациентом, которому сделали тест на следующий день и тот оказался положительным, то контактом это не признается — и надбавка не положена.

Мы уже не обращаем на это внимания, хорошо, хоть что-то платят, — говорит фельдшер.
У нас индивидуальный подход к каждому медработнику, — рассказывает врач скорой помощи Татьяна. — Например, если за сутки работы на скорой у меня был хоть один ковидный пациент, надбавка начисляется за весь день. Есть вызовы, когда диспетчер заранее сообщает, что ковидному пациенту стало плохо, но в большинстве случаев мы не знаем, к кому едем. Если подозреваю, что перевезенный больной может быть болен, то ставлю знак вопроса. В конце месяца все медики подсчитывают свои дни и передают их старшему фельдшеру. Тот сверяет наши выезды с базой подтвержденных пациентов. За месяц надбавки получаются небольшие — в среднем я контактирую с 7–8 «подозрительными» пациентами, но подтверждается около трех. Хотя у некоторых коллег подтверждались все контакты, а если они составят более 30% от смен, то платят полную надбавку — около 1650 рублей после вычета налогов. Остальным платят около 130 рублей за каждую ковидную подтвержденную смену. У меня в сентябре вышла надбавка за три смены (36 часов) — 450 рублей.

А что в Гродно?

Рентгенолог Мария не стала продлевать контракт в больнице Гродно, где ей не платили надбавки, и с августа перешла работать в поликлинику. Надбавок здесь тоже для нее не положено, зато свой отдельный кабинет, который исключает контакт с ковидными пациентами и лаборантами, которые приходят на рентген.

В поликлинике надбавки платят лаборантам рентген-отделения, врачам и санитаркам не платят, потому что те якобы не контактируют с больными. Хотя пациенты постоянно заходят к нам со своими вопросами, мы их консультируем, — говорит врач-рентгенолог.

Во второй волне виноваты школы?

И. о. министра здравоохранения Дмитрий Пиневич недавно заявил, что вторая волна случилась в стране из-за того, «что мы наблюдаем в выходные». А вот многие медики уверены, что причина в отсутствии карантина в школах.

В августе у нас все было более-менее спокойно, хотя вызовы к пациентам с коронавирусом случались постоянно. Резкий скачок произошел в начале сентября, пациентов с COVID-19 стало даже больше, чем в апреле, — рассказывает медсестра больницы в Ушачах. — В апреле было больше напуганных, а сейчас вся реанимация заполнена, каждый день меняют баллоны с кислородом. Большой вклад в это внесла школа: сначала заболел директор, потом учителя, потом — дети, но если дети всегда болеют в легкой форме, то некоторые учителя чудом выкарабкались. Карантина нет, к началу октября все уже дружно вышли с самоизоляции в школу, пусть и с масочным режимом.

Медики тоже болеют, но анализы предпочитают сдавать платно — так проще и быстрее. Что примечательно, многие говорят, что с вирусом столкнулись не на работе, а дома — через детей-школьников.

У нас в больнице анализов каждый день берут очень много, и у медиков тоже, если есть симптомы. Но мы предпочитаем сами делать платно, тесты уже везде есть. Врачей переболела добрая половина, хотя у меня, например, дочка принесла коронавирус из школы, она болела бессимптомно, но заразила папу, и тот на месяц слег дома с пневмонией. Я продолжала ходить на работу и до сих пор не могу понять, как могла не заразиться от них, живем-то все вместе. И экспресс-тест, и ПЦР показали, что я не болела.

Рентгенолога из Гродно журналисты застали на самоизоляции дома. Сначала у нее заболел муж, теперь и она.

Я была на больничном, но в ПЦР-тесте мне отказали — нет оснований. Я сделала его потом по месту работы, и через 4 дня пришел положительный результат. А ведь я все эти дни ходила на работу, — рассказывает Мария. — Сейчас я сижу на самоизоляции, а в отделении выясняют, остались еще выплаты профсоюза переболевшим медработникам или нет. Заведующая просила потом прийти на работу и написать заявление на компенсацию на 200 рублей. Но пока непонятно, положена ли материальная помощь при бессимптомной болезни конкретно в моей поликлинике.

Средняя сумма помощи переболевшим медикам — 644 рубля

Сколько всего медработников переболели коронавирусом, в Минздраве оперативно ответить не смогли.

Медицинские работники, когда заболевают, обслуживаются по месту жительства. Есть общее количество заболевших, но кто они, медики или учителя, сказать сложно, — пояснила пресс-секретарь Минздрава Юлия Ванина.

В Белорусском профсоюзе медицинских работников рассказали, сколько медиков получили компенсации после того, как заболели COVID-19 на рабочем месте. Однако стоит понимать, что такая цифра тоже не охватывает общее количество заболевших медицинских работников.

Мы владеем информацией о том, сколько переболевших медиков обратились за материальной помощью в Фонд поддержки (создан в апреле Федерацией профсоюзов Беларуси для помощи переболевшим ковидом медикам. — Ред.). К нам обращаются только медики, заразившиеся во время исполнения трудовых обязанностей, а нетрудоспособность у них по листу составила больше 21 дня, — пояснила «Комсомолке» Ольга Шастина, главный бухгалтер Белорусского профсоюза работников здравоохранения. — С апреля к нам обратились 5968 медиков, сумма оказанной материальной помощи — 3 млн 847 тысяч рублей.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.