«Купляйце бэушнае»: магазинам секонд-хенда запретили торговать новой одеждой

6 января 2021 в 09:40
Поделиться
Отправить
Класснуть

В постановлении правительства от 30 декабря 2020 года № 774 сказано, что в одном торговом объекте не допускается продажа бывших в употреблении и новых меховых изделий, обуви, одежды швейной и трикотажной (кроме новых швейных и трикотажных бельевых изделий), пишет «БГ». Также запрещается продажа в одном товарном отделе (секции) бывших в употреблении товаров (кроме букинистических изданий) и новых товаров.

Это не новый закон, а корректировка старого. Изменения были инициированы еще в начале марта 2020 года, когда концерн «Беллегпром» обратил внимание на деятельности магазинов секонд-хенда.

На пресс-конференции председатель концерна Татьяна Лугина выступила за честную конкуренцию и сказала, что «под маркой секонд-хенда завозится абсолютно новая одежда с этикетками» и доля новой одежды составляет, (по подсчетам аналитиков «Беллегпрома») до 70% от ассортимента.

Растут как грибы, — сказала Татьяна Лугина о магазинах секонд-хенда. — Открывается по 40 магазинов в месяц. Удивляешься, когда едешь в 8 утра и видишь толпу народа. Привезли новую одежду».

В «Беллегпроме» посчитали правильным, чтобы магазины секонд-хенда, если желают торговать новыми вещами, платили налог — при ввозе новых вещей растаможивали их и платили ввозную пошлину.

Что говорят «секонды»?

Действительно ли в ассортименте магазинов секонд-хенда так много новых вещей и европейского стока? Этот вопрос задали хозяйке одного из секонд-хендов.

Конечно, новые вещи или вещи в очень хорошем состоянии без признаков носки встречаются в тюках, которые мы закупаем, — говорит она. — Но это далеко не 70% от ассортимента.

Вещи секонд-хенды закупают у белорусских оптовиков по цене примерно от 2 до 16 евро за килограмм. Обычно одежда рассортирована по категориям (первая, вторая, люкс, крем и т.д.), назначению (верхняя одежда, брюки, юбки, платья и т.д.) и сезонности, отдельно женская, мужская и детская одежда. Но даже в этом случае, видимо, все же составляет конкуренцию «Беллегпрому».

Большим сетям невыгодно торговать дорогими вещами, потому что они делают ставку на большой и быстрый оборот. А маленькие магазины, наоборот, не могут выжить с такой схемой, делают ставку на хорошие вещи, пусть и подороже, — говорит Елена. — Теперь не понятно, что делать с новыми вещами, которые попадутся в тюках. Выбрасывать? Или стирать, чтобы одежда стала «бэушной»?

А как оно будет на практике, никто и не разъясняет. Предприниматели теряются в догадках, ждут ли их проверки и каким будет наказание в случае «выявления новых вещей».

Несмотря на то, что на дворе 21 век и все наши контакты (например, электронная почта) есть в соответствующих органах, никто никогда не доводил до нас информацию о нововведениях, не давал пояснений, как действовать, — сетует женщина. — Обо всем узнаем сами, в том числе о наказании — когда уже наказывают.

Палки в колеса секондов

Напомним, что в октябре 2018 года в проекте постановления Совмина предлагалось запретить для ИП и юрлиц онлайн-торговлю подержанными вещами.

Введение указанного запрета обусловлено тем, что при реализации таких товаров, в том числе через интернет-магазины, у покупателей нет возможности в полном объеме получить информацию о состоянии товаров и имеющихся у них недостатках по их фотографиям или описаниям, размещенным на сайте, — отметили в Министерстве антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь.

В марте 2020 года глава концерна «Беллегпром» Татьяна Лугина предложила если не закрыть магазины с б/у одеждой, то по крайней мере вынести их «из каких-то областных городов, крупных городов, с центральных улиц».

На данный момент эти предложения не реализованы.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.