Дирижер влюбленный в музыку. Владимир Бормотов о жизни, карьере, роке и рэпе

29 марта 2019 в 08:34
Поделиться
Отправить
Класснуть

Гродненская Капелла не раз удивляла жителей и гостей города виртуозным исполнением классики, джаза и рока. Портал Grodno.in решил пообщаться с Владимиром Бормотовым, художественным руководителем творческого коллектива, чтобы узнать о подробностях жизни музыканта и работе Капеллы.

В школьные годы вы увлекались математикой, химией и физикой. Почему вдруг ушли в музыку?
Я с малых лет понял, что хочу стать музыкантом. В детстве у меня было игрушечное фортепиано, и мы с соседом играли вместе: он — на гармошке, а я — на своем инструменте. Тогда и появилось стремление посвятить жизнь музыке. Со стороны родителей запретов никогда не было. Никто из членов семьи не пытался переубедить меня и не навязывал идею о том, чтобы поcтупить на инженера. В то время профессия музыканта была уважаемой и престижной.
Почему решили играть на баяне, а не продолжили обучение на фортепиано?
В семье были финансовые трудности, из-за которых я не смог пойти учиться на пианиста. Тогда, чтобы стать учеником музыкальной школы, нужно было иметь свой инструмент. А купить фортепиано могли себе позволить далеко не все, потому что стоило оно дорого: 500–600 руб. Родители предложили попробовать баян — я согласился. Мой первый инструмент приобрели в комиссионном магазине. Сначала я сам осваивал нотную грамоту, пытался разобраться в работе инструмента, а после пошел учиться в музыкальную школу.

Со временем начал добиваться успехов. В газетах появились статьи обо мне, все хвалили и пророчили большое будущее. Тогда родители купили дорогой баян. Стоил он 5000 руб. В те времена за такие деньги приобретали «Жигули». Это был качественный музыкальный инструмент, который трудно было найти, и привозили его только под заказ. Без такого профессионального баяна, думать о серьезном высшем образовании практически невозможно.

С какими сложностями столкнулись, когда начали заниматься музыкой?
Проблем в самом обучении не было, но у меня появились трудности со сценическим самочувствием. В десятилетнем возрасте я уже понимал, в чем состоит сложность выступать на публике. Важно было преодолеть барьер, который возникал при выходе к людям. Страх сцены и ответственность, которую возложили на меня, зачастую приносила дискомфорт. У детей младшего возраста эта проблема менее замета, чем у ребят постарше. Все музыканты через это проходят. Перед выходом на сцену важно собраться с мыслями и силами, сосредоточиться на выступлении и полностью отдаться музыке.
Владимир Николаевич, какие исполнители повлияли на формирование ваших музыкальных взглядов?
В то время для учащихся музыкальных школ организовывали концерты, на которых выступали знаменитые исполнители. Например, народная артистка СССР, арфистка Ольга Эрдели. Один лишь внешний облик этой женщины поражал нас, детей. Казалось, что эта элегантная женщина из другой среды и мира в целом. Инструмент, с которым она приехала, приковывал к себе наши взгляды. Мы, как зачарованные, смотрели на арфу. Помню, когда маленькие бегали возле исполнительницы, она показывала, какого цвета струны и где располагаются педали. Мы с ребятами так дотошно исследовали арфу, что чуть ли не играть уже умели на ней.

Ходили на концерт пианиста Эдуарда Миансарова, который виртуозно играл сонаты Бетховена. К нам приезжал украинский баянист Владимир Бесфамильнов, один из редких музыкантов, кто исполнял невероятно сложные произведения. Мы посещали все концерты, ни один не пропускали.

Как-то раз приехал к нам Вячеслав Галкин. Он рассказывал, что по восемь часов в день занимается музыкой. Для меня это было невероятно, потому что я не мог понять, что человек делает все это время. Придя после концерта домой, я поставил будильник, чтобы рано утром проснуться и порепетировать. На следующий день взял инструмент в руки и стал играть. Позанимавшись менее двух часов, у меня сложилось впечатление, что отыграл весь пятилетний репертуар оркестра. Я сидел, вспоминал Вячеслава Галкина, его слова, и не понимал, как такое возможно. В школьные годы, для меня было удивительным фактом, что есть музыканты, которые так много занимаются.

Кроме исполнителей, большое влияние на меня оказал коллектив музыкальной школы. Преподаватели, у которых я занимался, были не просто энтузиастами, а людьми, которые влюблены в музыку. Наша директр направляла все свои силы на то, чтобы мы были воспитаны подобающе и отличались от серой массы.

Бывало такое, что хотели бросить музыку?
Естественно бывали. В старших классах думал:
«Позанимался музыкой и хватит».

В тот момент к школьным обязанностям добавилась общественная нагрузка: появился комсомол, куда нужно было вступать. Да и возраст был такой, когда хотелось погулять, а не музицировать.

Как думаете, бывает ли поздно учиться музыке?
Учиться никогда не поздно. Я и сейчас учусь, потому что каждый день нахожу что-то новое, неизвестное для себя. Какую цель преследует человек, когда начинает заниматься музыкой? Если он хочет быть просвещенным любителем, можно и в 40 лет обучиться игре или вокалу. Построить же профессиональную карьеру музыканта в таком возрасте трудно из-за физиологического состояния. Если вы хотите быть профессионалом своего дела, лучше всего начинать работать с ранних лет, когда есть физическая гибкость, а информация легко усваивается.
Почему ваши дети пошли по вашим стопам?
Мои дети слышали музыку с первых дней жизни, потому что она всегда играет в нашем доме. Изначально у нас с женой не было цели, чтобы Лиза и Коля стали профессиональными исполнителями. Они начинали заниматься музыкой для общего развития. Но моя деятельность и окружение поспособствовали тому, чтобы музыка заняла особое место в их жизни. Мои дети всегда занимались у хороших педагогов. Потому что я знал: построить профессиональную карьеру музыканта будет проще, когда навыки, которые человек получили в детстве, качественные.
Это как в гимнастике: если в 5 лет не научился хорошо прыгать, то в 18 уже не запрыгаешь.
Какими качествами должен обладать дирижер?
В музыке, как и в любой другой любой сфере, есть два типа руководителей: один деспотично относится к коллегам, а другой — уважает и проявляет толерантность. Но какими бы качествами не обладал дирижер, главное, чтобы он был личностью. Большую роль играет то, с каким оркестром работаешь: руководить детьми и взрослыми — разные вещи, потому что нужен особый подход к обучению. Кроме того, дирижер должен быть хорошим психологом, иметь силу воли и крепкий внутренний стержень, чтобы мотивировать и направлять музыкантов. Порой необходимо стукнуть кулаком по столу, чтобы оркестр сосредоточился на работе, а иногда этого лучше не делать. Ведь бывают разные житейские ситуации, и ты не всегда знаешь, почему человек не собран на репетиции. Поэтому для меня важно при любых обстоятельствах оставаться человеком.
Как вам удается столько лет удерживать в Капелле лучших музыкантов-педагогов города?
Никто никого насильно не держит. Все мы здесь находимся по велению души. Пребывание в оркестре для нас — это своего рода отдушина, место, где другая палитра цветов, мышление и восприятие мира. Для многих музыкантов это не просто хобби или работа, за которую они получают деньги, а нечто большее, где можно проявить себя, свой талант и профессионализм. Я уверен, что музыканты оркестра преподают по-другому, не так, как учителя, которые не имели такого опыта в жизни. Потому что работа в коллективе развивает, формирует иные взгляды и подходы к обучению.
Почему Гродненская Капелла редко гастролирует в Европу?
Мы выступаем за границей, но не так часто, как хотелось бы. Здесь есть несколько причин. Во-первых, финансы. У нас большой коллектив, поэтому организовать выезды за рубеж обходится дорого. Во-вторых, Гродненская Капелла пока не наладила достаточно связей в Европе. В каждой стране есть оркестр, который играет классические произведения. Многие, руководствуясь этим, считают целесообразным организовать выступления своим коллективам, а не приглашать музыкантов из-за рубежа. Чтобы ехать в Европу с нашим репертуаром, нужно выделяться среди других оркестров. Капелла посетила Францию, Италию, Норвегию. Мы с радость выступили бы и в других станах, но, к сожалению, не всегда наши желания совпадают с действительность. К тому же мы должны выполнять свою миссию здесь, в Беларуси.
Я знаю, что вы давно мечтаете о том, чтобы Ежи Максимюк (польский дирижер и композитор, награжден медалью «За заслуги в культуре» Gloria Artis) выступил с Гродненской Капеллой. Когда собираетесь реализовывать идею?
Я знаком с ним заочно. В прошлом году обсуждали его приезд на юбилей Гродно, и он согласился выступить у нас. Мы с оркестром подготовили программу и были готовы принять Ежи в городе. В конечном итоге, что-то пошло не так, и дирижер не смог приехать. Его главный менеджер, жена, сообщила, что музыканту внезапно предложили другой проект, от которого он не смог отказаться.
Как вы бы отреагировали на предложение стать дирижером Лондонского оркестра?
Думаю, отказался бы. Нужно знать жизнь города и язык, чтобы иметь возможность работать там. В Великобритании другая культура, которая значительно отличается от нашей. Из-за языкового барьера мне будет сложно руководить музыкантами. Общение через переводчика не принесет пользы: между мной и оркестром не будет контакта и появится недопонимание. Хотя говорят, что лучший дирижер тот, который не говорит, а только жестикулирует. Такое суждение имеет место быть в том случае, когда коллектив знает программу. Но вначале дирижер должен все разучивать с музыкантами, объяснять и руководить. Без знания иностранного языка в Лондоне делать нечего. Да и поздно уже думать о карьере в Туманном Альбионе: нужно быть помоложе, чтобы ехать туда и кардинально менять жизнь.
Гродненская капелла исполняет не только классические произведения, но и рок. Как вы относитесь к этому музыкальному направлению и каким группам отдаете предпочтение?
Плохой музыки нет, бывают разные вкусы у людей. В юности я слушал The Beatles. Тогда эта группа была невероятно популярной и модной. Послушать песни британских исполнителей было той еще задачей: много времени тратили на настройку радио и приходилось ловить специальную зарубежную волну. Тяжелый рок мне не нравится — не мое это направление. Но когда пришли ребята из Nikamuza, Денис Матяс и Максим Новосельский, с предложением поучаствовать в проекте «Рокофония», я согласился. Гродненской Капелле хотелось попробовать себя в другом, непривычном направлении. Для нас выступление с Nikamuza было хорошим творческим опытом, мы поняли, что можем исполнять не только классику, но и рок.
Концерты каких музыкантов вы посещаете?
К сожалению, в Гродно редко приезжают исполнители, но, если такое случается, стараюсь попасть на все концерты. Мне интересно почерпнуть что-то новое для себя, посмотреть, чем занимаются другие люди и какую музыку создают. Я не понимаю такого, когда человек пианист и посещает только концерты пианистов. Нужно интересоваться другими музыкантами, их деятельностью, ведь это развивает. В феврале ходил на концерт органной музыки в кирхе, на «Ляписа-98» не пошел: его творчество не в моем вкусе.
Какая современная музыка вам нравится? Что думаете о рэпе?
В основном слушаю исполнителей, которые связаны с моей профессией. Альфреда Шнитке, например. Из современной эстрады есть личности, которые меня немного раздражают. Например, на концерт Стаса Михайлова целенаправленно я бы не пошел. Но у таких людей тоже есть своя аудитория, которая любит и уважает их творчество.

Однажды меня с детьми пригласили на телевидение и спросили о музыкальных предпочтениях. Лиза ответила, что любит классическую музыку, а Коля сказал — Rammstein. Для меня это стало неожиданностью. Да и ведущие до такой степени были удивлены, что даже не знали, какой вопрос задать дальше. Настолько это их обескуражило, что мальчик, играющий на скрипке Вивальди — Времена года, слушает тяжелый рок.

Для меня рэп — это частушки, которые народ сочинял на основе событий, происходящих в жизни.

Мне интересно, чем занимаются реперы, как подходят к своей работе, подбирают рифмы и преподносят музыку публике. Такая музыка востребована сейчас, потому что молодежи все время хочется чего-то нового. Люди привыкли думать: будто то, что было до них — неинтересное, устаревшее и отжившее. Я часто слышу рэп по радио и на улицах, но название песен и исполнителей не запоминаю. Мне больше нравится та музыка, которая связана с моей профессией.

Напомним, что 22 марта в Гродно прошел концерт Заслуженного коллектива Беларуси «Гродненская Капелла» — Sympho Drive. На сцене драмтеатра в современной обработке прозвучали произведения Штрауса, А. Вивальди, П. Чайковского, Deep Purple, Metallica, Era, Queen, AC/DC.

Кроме Гродненской Капеллы участие в проекте приняли и другие музыканты: гитарист Максим Новосельский, участник проекта «Голос краiни» Евгений Клебанов, барабанщик Александр Таганович, бас-гитарист Николай Поляков и вокальный ансамбль Капелла-Jam.

Владимир Бормотов поделился впечатлениями после выступления:

Только закончился концерт, нужно немного остыть, чтобы объективно говорить о выполненной работе. Сейчас кажется, что все прошло отлично, как вышло самом на деле — судить людям. Порадовало, что публика отнеслась с энтузиазмом к концерту, хорошо приняла нас, а несмолкаемые аплодисменты приносили море положительных эмоций во время вступления.

Татьяна Мотолянец

Любое использование материала запрещено.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Чтобы комментировать, .