«Каритас» придется ликвидировать? Как Дом милосердия под Гродно рассорил строителей и благотворителей

20 февраля 2021 в 16:33
Поделиться
Отправить
Класснуть

Благотворительное католическое общество «Каритас» Гродненской епархии в 2018 году начало проект по созданию Дома милосердия для пожилых людей в агрогородке Сопоцкин, что в 20 километрах от Гродно, рассказывает tut.by. Зданию, где должно располагаться это учреждение, около 100 лет. Его надо было капитально отремонтировать и восстановить. Организация заключила договор на строительные работы с гродненским СПМК-68. Целый год все шло хорошо — а потом строительная организация подала в суд на благотворительную. В «Каритасе» говорят, что в договоре была прописана так называемая неизменная цена работ, однако в какой-то момент строители выставили счет на большую сумму — и к такому повороту дел благотворительная организация была не готова. В итоге стороны встретились в суде.

Здание, где должен появиться Дом милосердия для одиноких пожилых людей, находится недалеко от сопоцкинского костела Вознесения Девы Марии. В последнее время старый дом, которому более 100 лет, пустовал. Затем его выкупила одна из частных фирм Гродно, но что-то не получилось — и здание снова продали. На этот раз — благотворительной организации «Каритас».

В будущем, когда здание все же достроится и Дом милосердия заработает, сюда будут принимать одиноких пожилых людей, которые нуждаются в опеке. Здесь будут комнаты для проживания, для отдыха, часовня, небольшой каминный зал.

Что говорят в благотворительной организации

Когда мы начинали проект, объявили тендер, выбрали подрядчика, который сможет нам помочь. Сумма в договоре была прописана как «неизменная». В документе были перечислены работы первого этапа, которые должны быть выполнены согласно проектной документации. После того как компания ее изучила, мы подписали договор. Все понимали, что дополнительных денег у нас нет, и компания согласилась — и готова была за эту сумму сделать объем работ, прописанный в договоре, — рассказывает заместитель директора благотворительного общества «Каритас» Елена Михайлик.

В итоге «Каритас» заключил с СПМК-68 договор — и строители приступили к работам. Стоимость договора — чуть более 690 тысяч белорусских рублей.

Все было согласовано. Был подписан договор строительного подряда, предметом которого были виды и комплекты строительно-монтажных работ по нашему объекту. Мы не сомневались: если подписан договор, то обязательства должны быть выполнены. При этом строительная фирма постоянно обращалась к нам за авансами. Выставляла акты дополнительных работ, которых не было в проектной документации. Мы все оплачивали. В итоге сумма оплаты значительно превысила сумму, указанную в договоре. Потом выяснилось, что подрядчик не укладывается в сроки. Нас попросили подписать дополнительное соглашение. Согласились. Но они в сроки все равно не укладывались. Акты выполненных работ нам приходили. Но с другой стороны, мы не видели акты скрытых работ, а также исполнительную — конечную — документацию по проекту. Потом нас попросили уменьшить виды работ до фактически выполненных. Мы отказались. Нас перестали пускать на объект. Пришлось даже вызывать милицию, — рассказывает Елена Михайлик. — Получается, год все было нормально, подрядчика договор устраивал, а потом оказалось, в нем ошибка. Строительная организация пошла в суд — и неожиданно для нас договор был признан незаключенным. В итоге оказалось, что мы «необоснованно обогатились» и должны заплатить еще почти 150 тысяч белорусских рублей, а также госпошлины, нужно также оплатить строительно-техническую экспертизу, расходы по оплате юристов. Всего — чуть более 176 тысяч белорусских рублей. Мы подавали апелляции, дошли до Верховного суда — и везде проиграли.

Решение суда вступило в законную силу, в ноябре 2020 года было возбуждено исполнительное производство.

В строительной же фирме говорят, что по ходу работ изначальный проект — а значит, и смета, и конечная стоимость — менялись, и заказчик тогда никаких претензий по этому поводу не высказывал. Тем более во время судебных заседаний по объекту проводилась еще одна экспертиза, которая определила рыночную стоимость выполненных работ и купленных материалов. Разница между фактической оплатой и вот этой стоимостью — та сумма, которую и должна выплатить благотворительная организация.

Денег в благотворительной организации нет, но и строители пострадали

С решением судов в «Каритасе» не согласны и говорят, что лишних денег в организации на данный момент нет, а их выплата поставит под вопрос существование многих важных проектов. Строители же рассказывают, что недополучение денег сильно ударило по бюджету организации, которая и так переживает не самые легкие времена.

Надо понимать, что мы благотворительная организация, которая существует за счет спонсорской помощи, а также за счет пожертвований. Мы просчитали, что на строительные работы можем выделить конкретную сумму, исходя из этого искали подрядную организацию, каких-то дополнительных денег на стройку мы не выделяли. При этом мы нанимали экспертное бюро, специалисты пришли к выводу, что работы не были выполнены в том объеме, который был указан в договоре, — объясняют в благотворительной организации.

Что говорят строители

В СПМК-68, в свою очередь, рассказывают, что подобные судебные разбирательства для их организации — это исключительный случай: ранее подобных конфликтов в практике предприятия не было. Там объясняют, что сами оказались в заложниках ситуации: работы выполнены в большем объеме, рабочий проект в ходе стройки менялся несколько раз, заказчик был в курсе, что конечная сумма будет другой, и никаких претензий, пока шла стройка, не высказывал. Но итоговую сумму строители не получили — и поэтому пошли в суд.

Очень обидно, что так получилось. Знаете, мы на том объекте многое сделали и за свой счет — считайте, тоже поучаствовали в благотворительности. Конечно, мы не хотим банкротить «Каритас» и как-то способствовать его закрытию, но получается так: мы закупились необходимыми стройматериалами, направили туда рабочих, оплатили все необходимые взносы в соцфонд, уплатили налоги, выплатили зарплату — а в итоге недополучили заработанные деньги и достаточно сильно от этой ситуации «просели», — рассказывают в строительной организации.

В суде ее представители говорили о том, что на стадии заключения договора архитектурный проект не содержал полную информацию о всех необходимых работах и нужном количестве затраченного материала.

Были составлены локальные сметы с указанием конкретных видов работ и их стоимости, а также была сформирована договорная цена. При этом на момент подписания договора не было утвержденного строительного проекта. Ведомость объемов работ в дальнейшем предполагалось корректировать, ведь во время стройки все может меняться. В общем, так и вышло. При этом ни у нас, ни у благотворительной организации на момент подписания договора не было полной информации о видах и объемах работ. А по некоторым комплексам, например «Монтаж и усиление фундаментов», «Монтаж стен, перекрытий и перегородок» или «Устройство кровли», объемы работ не были вообще определены. Мы переписывались с заказчиком. Предлагали подписать дополнительные соглашения, но получали отказ. Также организация несколько раз вносила изменения в проектную документацию. Из-за этого в срок управиться было невозможно, о чем мы и говорили заказчику, но он согласовать новый срок завершения работы отказался, — рассказывают в СПМК-68. Там говорят, что предоставили в суд все необходимые документы. — При этом заказчик принял без каких-либо замечаний работы за сентябрь, октябрь 2018 года, а также за январь и февраль 2019 года, но при этом представители организации, например, отказались подписывать акты за апрель.

Встречные иски и долгие разбирательства в суде

В свою очередь, «Каритас» также подавал встречный иск к строительной фирме: представители благотворительной организации настаивали, что заплачено было больше, работ было сделано меньше, в сроки строители не уложились. Однако в суде иск не удовлетворили.

Но мы все равно считаем, что нами были оплачены работы, которые в итоге не были выполнены вообще — например, гидроизоляция фундамента. Также, считаем, были нарушены сроки сдачи строительных работ со стороны подрядчика. Однако наш иск остался без удовлетворения: договор был признан незаключенным, а значит, никаких обязательств подрядчик не несет. Для нас это было полной неожиданностью, мы были уверены, что суд будет на нашей стороне, — но получилось вот так.

В благотворительной организации говорят, что сумма, которую они сейчас должны выплатить, — достаточно большая, и сразу погасить долг проблематично.

Все программы, которые у нас есть, придется остановить, а саму организацию — ликвидировать. Сейчас наложен арест на наши счета и собственность. «Каритас» в Гродно существует с 1990 года и сейчас ведет ряд благотворительных и важных для города проектов. Например, у нас есть проект «Мобильная помощь», в рамках которого сотрудники и волонтеры организации посещают нуждающихся, привозят им продукты и одежду. Мы также помогаем подготовиться к отопительному сезону, если это нужно. У нас работает «Социальный пункт», где также можно получить бесплатно одежду, обувь, инвалидные коляски, кровати для тяжелобольных людей, также есть и другие важные социальные проекты.

«Каритас» обратился в Экономический суд Гродненской области с просьбой предоставить отсрочку и рассрочку в оплате всей суммы задолженности. Рассрочку дали — и в этой части строительная организация согласилась с просьбой благотворительной организации. По закону в случае, когда стороны смогли договориться, исполнительное производство должно быть прекращено.

Однако в предоставлении отсрочки было отказано — и «Каритас» направил апелляцию на данное решение

Что говорят юристы

Первопричиной конфликта сторон стало несогласование предмета договора. Как мы все знаем, предмет договора — это его основа: то, без чего договор не может считаться заключенным. В данном случае одна сторона предполагала, что на объекте должно было быть выполнено все, а вторая сторона вела речь о выполнении только части работ. Так, как нужно, оформить свои договоренности стороны не смогли, из текста договора суд не смог определить, какой все-таки объем к выполнению предполагали стороны. В связи с этим договор в целом был признан незаключенным. Это повлекло за собой ряд неблагоприятных последствий. На объекте провели экспертизу, которая установила стоимость реально выполненных работ. Данная стоимость и легла в основу судебного решения. Для того, чтобы таких ситуаций не возникало, стороны должны помнить об обязательном закреплении своих мыслей на бумаге так, чтобы эти мысли понимались сторонами одинаково. В противном случае есть риск, как мы видим, признания такого договора незаключенным, — пояснил TUT.BY медиатор, директор юридической фирмы «Экономические споры», председатель Третейского суда «Экономические споры» Сергей Белявский.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.