Бизнесмен из России спасает усадьбу в Подороске

30 июля 2014 в 10:44
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Усадьба площадью более тысячи квадратных метров, дом для прислуги и кухня, кузница, остатки конюшни и, конечно, право на аренду парка, который занимает 3,5 гектара. Российский бизнесмен Павел Подкорытов показывает нам свои владения, приобретенные за $120 тыс. в белорусской глубинке полтора года назад. Помимо усадьбы, он купил еще один деревенский дом и планирует приобрести в скором будущем еще несколько участков. Для чего? У Павла далекоидущие планы: он рассчитывает создать первый в Беларуси музей шляхты и сопутствующую ему туристическую инфраструктуру. Российский бизнесмен уверен, что проект будет приносить прибыль, главное — нащупать тонкую грань между серьезными историческими исследованиями и «диснейлендом».

Деревня Подороск в Волковысском районе не мала и не велика — около 700 душ, большей частью старики или люди, близкие к почтенному возрасту. В отличие от многих других сельских населенных пунктов Беларуси, ее жители пока не растворились в окрестных городах, однако признаки упадка уже проявляются в пустующих домах, спившемся мужике, спящем у забора, унылом магазине и огромной полупустой школе. Появление российского инвестора здесь встретили прохладно. Что он будет делать с полуразваленными зданиями? Зачем отгородил их заборами, мешая растаскивать потрескавшиеся стены на кирпичи? В общем, у местных жителей есть вопросы, и Павлу придется доказать, что, помимо собственной выгоды, его затея может стать полезной для аборигенов.

Усадьбу в Подороске пытались продать с аукциона на протяжении нескольких лет — безуспешно, пока не появился Павел. Первоначально памятник истории оценивали примерно в $100 тыс., он выложил $120 тыс. На должность управляющего нашел местного преподавателя туристических дисциплин в Волковысском колледже Андрея Колоса.

Проводя небольшую экскурсию по территории комплекса, Андрей отмечает, насколько гармоничная у усадьбы архитектура. Основное здание начало строиться в 1832 году, до этого на его месте стоял деревянный дом, в котором, по легендам, три дня гостил Наполеон, двигавшийся со своей армией на Москву. В советское время здесь располагались обычная и музыкальная школа, колхозное управление, с 90-х годов здание пустовало и постепенно ветшало.

Очень быстро местные умельцы поснимали батареи и сдали их на вторсырье, во многих окнах отсутствуют рамы, в общем, что можно было унести — унесли. Так, на протяжении последних 20 лет усадьба использовалась в первую очередь как общественный туалет. Новые хозяева очистили загаженные полы, заколотили окна. Но доски на оконных проемах отрывают с завидным упорством, на стенах появляется все новая «наскальная живопись», а в единственную запертую комнату в здании так старательно пытались пробраться, что даже дверную ручку сломали.

Андрей и Павел относятся к визитам незваных посетителей со здоровым юмором. Андрей даже, будучи человеком научного склада ума, провел с супругой исследование и систематизацию надписей на стенах. «Чаще всего сообщают о том, что присутствовали здесь в определенное время, — рассказывают они. — Есть «граффити» патриотического содержания, например утверждающие, что Подороск — лучшее место на планете. Некоторые надписи критикуют другие города, например Минск. Мы даже подумываем над тем, чтобы сохранить наиболее яркие «граффити» для музейной экспозиции».

Колодец, расположенный неподалеку от флигеля, где раньше располагалась кухня и жилье для обслуживающего персонала, приходилось чистить уже дважды. Местные жители каждый раз забрасывают мусор, который достали с таким трудом, обратно — наверное, выражают таким образом свое несогласие с тем, что усадьба стала частной территорией.

По закону уже спустя два года после приобретения родовое гнездо знаменитой в Беларуси фамилии Чечетов должно быть вовлечено в туристический оборот. Однако как это сделать на практике, директор усадьбы Андрей Колос представляет с трудом:

— Год требуется на исследования и оценку состояния зданий, год — на разработку проектной документации, это общепринятая практика, как тут успеть? Сейчас мы готовим концепцию усадьбы. Она будет готова осенью, а там можно будет приступать к реставрации. Работы уже точно начнутся с ранней весны следующего года.

Павел и Андрей не питают иллюзий и понимают, что предстоит огромный труд:

— Помимо самого музея, необходимо решить сразу несколько важных задач: люди должны приехать — для этого необходима хорошая дорога и парковка, переночевать — тут понадобится гостиница, питаться — возникает необходимость в ресторане. Также мы должны придумать, как их развлечь, одним музеем туристов вряд ли привлечешь. Начать думаем с малого: если все получится, в скором времени отреставрируем здание кузницы и развернем в нем придорожное кафе. Помимо того, что в нем можно будет перекусить, устроим торговлю сувенирами. Поставим терминал, чтобы местные жители могли оплатить мобильный телефон, коммунальные услуги — думаю, это будет востребовано. После, когда возникнет возможность встретить группу людей и накормить, продумаем туристический маршрут, благо здесь есть что посмотреть даже сейчас, пока усадьба не отреставрирована. Вот вам и вовлечение в туристический оборот!

Размышляя о том, почему уже несколько подобных проектов в Беларуси оказались убыточными, Павел отмечает: таким делом должны заниматься только частники. «Если будет работать посаженный государством чиновник, который понимает свою временность, все поступающие финансовые потоки он будет стараться рассматривать с точки зрения собственного обогащения, — уверен он. — А вот когда у человека появляется собственность, он начинает мыслить в долгосрочной перспективе».

Прогуливаясь по берегу реки Зельвянки, протекающей возле парка, мы переходим к самой интересной части беседы — деньгам.

— Покупка зданий на аукционе, с учетом всех расходов, которые на меня возлагались, обошлась в $118 тыс. Это произошло в феврале прошлого года. С этого момента я вложил в проект порядка $50 тыс., из них $10 тыс. на очистку парка и установку ограждений, около $30 тыс. — на проведение исследовательских работ. Конечно, это капля в море, видимой работы еще нет, пока только создается база, но без нее никак. По моим расчетам, на реконструкцию усадьбы уйдет минимум миллион долларов, скорее всего больше, так как объекты непростые и их полноценная, качественная реставрация будет стоить дорого.

Павел и Андрей проводят нас по пустующим заброшенным комнатам усадьбы. Пока можно только попытаться представить, во что превратится это полуразваленное здание.

— Хотелось бы сделать не просто усадьбу с музеем, а полноценный культурно-туристический центр, — рассказывает Павел. — Люди, которые сюда поедут, должны иметь гарантию нормального отдыха. Но все-таки музей — это стержень, объединяющий вокруг себя все окружение. Все остальные возможные виды отдыха должны с этой основной идеей перекликаться. Почему именно шляхта? Думаю, это символ всего того, чем была Беларусь раньше. Символ свободы, пример рыцарства и патриотизма. Эта усадьба существовала с XVI века, и здесь действительно жила шляхта. В Беларуси отчего-то много где уделяют внимания истории крестьянского быта, а вот о людях, которые создавали государственность, вершили судьбы, говорят мало. В прошлом году я попросил собраться в усадьбе знакомых, среди которых были как белорусские историки, так и люди, далекие от науки, и пофантазировать на тему, что может собой представлять это место в будущем. Ученые, конечно, настаивали на исторической аутентичности, серьезности подачи материала, а вот «простые смертные» видели скорее парк развлечений, посетив который человек мог бы сказать: «Вау, я такого не видел!» Мы постараемся рассказать о важном ненавязчиво. К примеру, в нашей усадьбе вам предложат пострелять из лука, «порубиться» на саблях, надеть костюмы того времени, побывать на шляхетском застолье и т. д. Все это должно стать единым аттракционом.

Откуда у человека, большую часть жизни прожившего в Екатеринбурге, такой интерес к Беларуси? Оказывается, бабушка Павла родом из Витебской области, и о своей родине она рассказывала нередко. Правда, приехать сюда не получалось до 2010 года. До этого волей судьбы у Павла было время и возможность изучить историю Беларуси, белорусский язык, и теперь бизнесмен разговаривает на нем практически без ошибок.

— Я помню свои ощущения, возникшие, когда сюда первый раз приехал, — говорит хозяин усадьбы. — Как будто оказался дома и вдруг сразу стало хорошо. Это чувство не притупилось до сих пор — раз за разом возвращаясь в Подороск, я получаю положительные эмоции.

Онлайнер
 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

2 комментария
Аноним #661
30 июля 2014 в 14:27
Была в этой усадьбе несколько лет тому назад ... Живописное место, красивый дом ... Только все изгажено, хотя было видно, что был сделан уже ремонт в доме из современных материалов, но ... затем, по каким-то причинам, в очередной раз все заброшено... Успехов Вам, Павел Подкорытов!!!
Юлия Селиванова
30 июля 2014 в 17:10
Тоже была в усадьбе пару лет назад. Место прекрасное, но состояние усадьбы крайне аварийное. Будем следить за процессом обновления)
Чтобы комментировать, .